Греческая мифология является непосредственной точкой соприкосновения с древними греками

Первый из трех аргументов связан с этимологией. Знание древнегреческого языка через познание «предыстории» слов открывает новые горизонты в лингвистическом кругозоре каждого человека, независимо от его профессиональных интересов и социального статуса – и это в равной степени относится как к русскоязычным людям, так и к тем, чьим родным языком является английский. Это относится, конечно же и к тем, кто занимается астрофизикой и философией. Ну а прежде всего этимология – прекрасный способ привлечь интерес детей к древнегреческому языку; и я обнаружил, что замечательным полем для этого являются названия динозавров. Мифические красавицы кстати есть на сайте beedle.club.

Как вам известно, имена множества динозавров пришли именно из древнегреческого, начиная от бронтозавра (brontosaurus «громовой ящер») и заканчивая плезиозавром (plesiosaurus «почти ящер»). Эти названия ввел натуралист Вильям Конибеар (William Conybeare) для ископаемых видов, располагающихся между крокодилами и ихтиозаврами («рыбоящерами»). Если я хочу заинтересовать детей древнегреческим языком, то обращаюсь к названиям динозавров, ведь они так привлекают детей (я еще вернусь к обсуждению динозавров). Итак, мой первый аргумент за изучение Древней Греции относится к этимологии.

Второй аргумент гораздо шире, он выходит за рамки языка и касается понимания культуры. Изучение мира Древней Греции позволяет нам заглянуть в сферу взаимодействия между несколькими культурными факторами (к ним относятся: социальное устройство, религия, философия, история, литература) в обществе, где традициональность соседствовала с революционными новшествами, имеющими историческую важность. Говоря о новшествах, я имею в виду тот достоверный факт, по крайней мере, для западной культурной традиции, что древние греки изобрели политику, драму и философию. Поразительно, насколько глубинное понимание каждой из этих составляющих древнегреческой культуры зависит от изучения связанных с ней элементов. Например: (а) изучение древнегреческой литературы – эпических поэм, трагедий, комедий, хоровой лирики – невозможно без изучения древнегреческой религии; (б) исследование философии Платона немыслимо без упоминания о диалоге, который являлся фундаментальным понятием в ораторском и театральном искусстве, а также в более широком смысле – на нем основывалось политическое и риторическое функционирование афинской демократии; (с) если мы хотим заниматься древнегреческой религией, то необходимо сознавать ее неразрывную связь и внедренность в повседневную жизнь древнегреческого общества – например, всегда следует помнить о неразрывном переплетении религии с искусством и архитектурой, политикой и общественным устройством, причем на всех уровнях – от полиса до семьи. Изучение Древней Греции означает понимание того, как каждый элемент культуры взаимодействует с каждым.

Итак, я перехожу к третьему аргументу. По смыслу он расположен между первым и вторым, между базовой языковой этимологией и широкой сферой межфакторного взаимодействия внутри культуры. Аргумент заключается в том, что наш интерес к конкретным областям древнегреческой культуры важен не только сам по себе, но и в качестве обратной связи для осознания собственной культуры: он помогает разобраться в себе и четче разглядеть нашу реальность. Именно этой проблеме я собираюсь посвятить оставшуюся часть лекции. В качестве иллюстрации тезиса я буду использовать исследование греческой мифологии, — то чем я занимался последние 15 лет.

Греческая мифология является непосредственной точкой соприкосновения с древними греками для многих наших современников. Иногда это относится исключительно, я бы сказал к «высокой культуре». Позвольте мне привести три примера из англоязычного мира. Во-первых, вышедшая на сцене Лондонского национального театра в 1980 году трилогия Эсхила «Орестея» в постановке сэра Питера Холла (Sir Peter Hall) стала важным событием театральной жизни в моей стране, — причем это было не просто демонстрацией давно «умершего» вида искусства, — а пульсирующим, живым театром – драмой с масками и изумительным современным музыкальным сопровождением. Во-вторых, переработка тематики «Одиссеи» Гомера, вышедшая под названием «Омирос» (Omiros). Современный поэт из западной Индии в центр своего произведения поместил переживания обычных рыбаков – Ахилла и Филоктета, за что ему присудили Нобелевскую премию по литературе. Возрождение в новом, пост-колониальном контексте шедевров Гомера демонстрирует их бессмертие. И в-третьих, перевод современным английским поэтом Тедом Хьюзом (Ted Hughes) «Метаморфоз» Овидия (конечно, это не греческие мифы, я знаю, но все-таки их можно к таковым причислить по духу) стал самой хорошо покупаемой книгой в Великобритании всего несколько лет назад. Но для многих моих сограждан, которые не ходят в театр смотреть Ахилла и не читают поэмы, мифы остаются связующей ниточкой с древнегреческой культурой, — иногда всплывают воспоминания из детства, например о фильмах «Ясон и Аргонавты» или «Падение Титанов». В особенности для детей мифы представляют собой идеальный способ знакомства с Грецией. Я с этим часто сталкиваюсь, читая «личные заявления» абитуриентов, поступающих в университет на отделение классицизма. Особенно мне запомнилось: «Я впервые заинтересовался Древней Грецией, когда отец прочитал мне фантастический рассказ о том, как Эдип сам себя ослепил», — своей прямотой дети вносят оживление. Вновь стоит отметить, что популярность определенных телевизионных программ и компьютерных игр тоже играют большую роль. Например: детская научно-фантастическая телепередача «Уиллис 31» (Ulysses 31), где Одиссей путешествует в космическом корабле, посещая цивилизации в далеком будущем; или компьютерная игра «Лабиринт времени» (Labyrinth of Time), где игрок должен пройти через пространство и время лабиринта царя Миноса. Если мы хотим заинтересовать детей древнегреческой культурой, то начинать лучше всего с мифологии.

Однако, при всей привлекательности мифов для детей, мы не можем сказать, что мифы – это не больше чем «просто сказки». Дабы увидеть хотя бы немногое из их величия, необходимо отправиться в путешествие в пространстве и времени.